Увековечим в пантеоне героев

<< Вернуться к предыдущей статье
<< ВЕРНУТЬСЯ В НАРОДНУЮ ЛЕТОПИСЬ
Научный сотрудник ГУК
«Калинковичский краеведческий музей»
Сергей Владимирович Малащенко
(г. Калинковичи, Гомельская область)

Сергей Владимирович Малащенко
День Победы — особый праздник. Это действительно «праздник со слезами на глазах». Ведь радость побед тесно переплетена с горечью утрат многих семей, чьи отцы, деды и прадеды погибли в сражениях.

Александр Григорьевич Гарченко
Только праздник всегда останется праздником. И 9 мая мы будем чтить имена фронтовиков, партизан и подпольщиков — всех тех, кто приближал этот день. Мы будем гордиться именами наших земляков, нашими Героями Советского Союза и кавалерами ордена Славы. В Калинковичском районе на пантеоне Героев есть имена шести наших земляков — Алисейко, Белый, Борисенко, Клещев, Москаленко, Турцевич, и два кавалера ордена Славы — Маджар и Тимошенко. Но полный ли это список? Факты говорят нам: нет! Есть имена, которые незаслуженно остаются в тени.
Это история одного сражения и судьбы одного человека, нашего земляка — Александра Григорьевича Гарченко, человека про которого уже в наши дни много (но не главное) писали и тем не менее имя которого несправедливо оставалось обделено славой Героя.
А. Г. Гарченко родился в 1917 г. в местечке Юровичи. Белорус, член КПСС, 7 классов образования, из крестьян, окончил Одесское медицинское училище, работал фельдшером в г. Мозыре.
Призван в военно-морской флот в 1938 г. Проходил службу в военной части № 8770.
С 15 января 1942 г. находился в 297-м Отдельном стрелковом полку. С 24 марта 1943 г. служил старшиной роты автоматчиков 355-го Отдельного батальона морской пехоты ШСБО в звании старшего сержанта. В составе этой роты принимал участие в освобождении от японских самураев корейского города и порта Сейсин…
1945 г. Вторая Мировая война подходила к своему завершению. В феврале на Ялтинской конференции лидеры стран Антигитлеровской коалиции Сталин, Рузвельт и Черчилль подписали соглашение, согласно которому СССР обязался вступить в войну на стороне Союзников против Японии через 2—3 месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе при условии возвращения СССР южной части Сахалина и передачи Курильских островов.
На западе 8 мая 1945 г. капитулировали германские вооруженные силы, но предстояли еще сражения на восточном театре боевых действий.
В 11 часов вечера по забайкальскому времени 8 августа 1945 г. министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов сообщил послу Японии Наотаке Сато, что Советский Союз объявил войну Японии и что с 9 августа Советское правительство будет считать себя воюющим с Японией. В одну минуту после полуночи забайкальского времени 9 августа 1945 г. Красная Армия начала свое вторжение одновременно на трех фронтах к востоку, западу и северу от Маньчжурии.
Тихоокеанскому флоту ставилась задача высадить десант, для овладения портами и базами Юки, Расин, Сейсин с выходом к портам центральной части Кореи.
Город и порт Сейсин являлся важным узлом обороны. Высадка десанта была назначена на 13 августа 1945 г.
Военный совет Тихоокеанского флота решил высадить десант непосредственно в порт, используя боевые корабли, катера и десантные корабли. В план операции входили предварительные удары авиации с воздуха для подавления огневых точек и ослабления обороны порта и города. Внезапным ударом торпедных катеров предполагалось уничтожить находившиеся в порту транспорт и боевые корабли противника, а после разведки боем высадить основные силы десанта для овладения портом и городом.
Десантные войска состояли из разведывательного отряда с ротой автоматчиков, пулеметной роты, 355-го отдельного батальона морской пехоты и 13-й бригады морской пехоты с приданными частями. Общая численность — 6 тысяч человек.
Для высадки десанта был выделен 1 эсминец, 1 минный заградитель, 2 сторожевых корабля, 6 фрегатов, 7 тральщиков, 12 десантных кораблей, 18 торпедных катеров, 6 сторожевых катеров, 7 транспортов. Поддержку обеспечивали 188 бомбардировщиков и 73 истребителя.
Шесть торпедных катеров 10 августа совершили набег на порт Сейсин и атаковали находящиеся в бухте у пирсов транспортники. Японцы сопротивления не оказали.
12 августа четыре торпедных катера направились в порт Сейсин для разведки сил противника. Захватчики не оказывали сопротивления, но и надводных кораблей с транспортниками не обнаружили, за исключением одного поврежденного судна.

Старший сержант, старшина роты автоматчиков 355 ОБМП А. Г. Гарченко
Командование решило произвести разведку боем на большую глубину обороны базы. Для этого применили первый бросок десанта, в состав которого входили разведчики и автоматчики численностью 181 человек. Кораблям необходимо было произвести разведку боем в порту Сейсин и в случае благоприятной обстановки закрепиться в нем.
13 августа в 13 часов шесть торпедных катеров с десантом вошли в порт. Артиллерия противника произвела обстрел кораблей. Прикрывшись дымовой завесой, морской десант без потерь высадился на берег.
Продвижение по суше началось двумя группами.
Меньшая группа двинулась на северо-восток в направлении текстильной фабрики, а затем повернула на восток вдоль шоссе. Оставив один взвод для охраны моста, двинулись в сторону железнодорожного городка. Здесь около 18 часов меньшая группа столкнулась с превосходящими силами противника и почти целиком погибла.
Бо́льшая часть отряда двинулась на север вдоль р. Юдзио (Сусончхон), захватила железнодорожный и шоссейный мосты и к 19 часам заняла оборону по восточному берегу реки фронтом на запад.
Командование решило поддержать их 80 бойцами роты 62-го отдельного пулеметного батальона. Рота высадилась через пять часов на Военную пристань с семи торпедных катеров. На этот раз элемент внезапности был утрачен и десантирование производилось под огнем упорного сопротивления на водном переходе и в бою за высадку. Рота из-за своей малочисленности не смогла оказать существенной помощи разведчикам и автоматчикам и, попав в затруднительное положение, сама оказалась в блокаде.
На флагманском командном пункте понимали необходимость усиления десанта, находившегося на берегу.
Десант, выдвинувшийся ночью на двух судах (корабль ЭК-2 и тральщик ТЩ-278) с задачей захватить порт и город Сейсин, в 5 часов утра 14 августа высадился и стал продвигаться вперед. Это был 355-й отдельный батальон морской пехоты численностью 710 человек. Именно в этом батальоне служил и воевал старшина роты автоматчиков, наш земляк, уроженец Калинковичского района из д. Юровичи Александр Григорьевич Гарченко.

А. Г. Гарченко (в первом ряду второй слева) с сослуживцами

Батальон продвинулся вперед. 1-я рота направилась на занятие восточного побережья бухты и подходов к полуострову Комацу. 3-я рота стала продвигаться на восточную окраину города. 2-я рота и рота автоматчиков старшины Гарченко выдвинулась к железнодорожной станции и в центр города с задачей выйти на северную окраину. Резерв батальона в составе пяти взводов продвигался с левого фланга. К полудню 1-я рота, преодолев слабое сопротивление, заняла восточную часть города и высоту 182.9 у основания полуострова Комацу. Справа 3-я рота овладела районом школы и соединилась с пулеметчиками 1-й роты, совместно заняв высоту 196.3. По центру наступления 2-я рота и рота автоматчиков заняли железнодорожную станцию и высоту 130.0, что восточнее пос. Хокодо, чуть позже встретившись с разведотрядом (высадившемся днем ранее), который отошел на левый фланг, и заняли территорию металлургического завода «Мицубиси».
Японское командование смогло собрать имеющиеся в районе Сейсина разрозненные группы своих войск, усилив их отходившими по шоссе подразделениями. Сгруппировавшись, милитаристы начали контратаковать с 13 часов дня по всему периметру плацдарма.
Встретив сильное сопротивление противника, 355 ОБМП перешел к обороне. Закрепившись на участке до 2 км по фронту и 1 км в глубину, батальон сдерживал до вечера сопротивление противника. Японское командование вводило в бой все новые и новые силы, и с помощью бронепоезда к вечеру японцы оттеснили советских солдат. Вначале была выбита с высоты 128.9 1-я рота и отделены два ее взвода. Переброшенные к ночи резервы помогли вывести окруженные взвода из кольца. На северной окраине рота автоматчиков оказалась блокированной на высоте 130.0.

Действия разведотряда и первого эшелона десанта 14 августа 1945 г. Хроника боевых действий Тихоокеанского флота в войне с Японией

В районе боевых действий роты автоматчиков Александра Гарченко обстановка осложнилась. Переодетые в одежды мирных жителей японские солдаты были распознаны нашим земляком. А. Г. Гарченко вовремя успел разгадать тактику врага, подал сигнал и открыл огонь по врагу первым, чем спас жизни своих сослуживцев от неминуемой гибели и существенно переломил ход боя.
Выписка ЦВМА, ф. 3, оп. 1, д. 1550, л. 462, 463. Из истории 355-го отдельного гвардейского батальона: «…рота вышла на высоту 130 (102.4 — С. М.) и с боем овладела ею, имея перед собой до роты противника, который не раз яростно переходил в контратаки. Враг пошел на коварную хитрость — переодевшись в гражданскую форму и силой до 200 человек вел обстрел в тылу обороны роты автоматчиков.
Появились раненые, был убит старшина роты старший сержант тов. Гарченко, который геройски сражался с врагом. Умирая, он сказал: “Братцы! Я умираю за дело Родины… Бейте их гадов без пощады”».
Из наградного листа (орден Отечественной войны I степени) А. Г. Гарченко: «Товарищ Гарченко упорно оборонялся при освобождении трудящихся Кореи. Непрерывно обеспечивал боезапасом роты. Был на поле боя смертельно ранен при обороне высоты 102.4 (130.0 — С. М.) 14.08.1945 г.».
Бои продолжались. После 17 часов 2-я рота и разведчики оставили территорию завода «Мицубиси» и к 22 часам вышли к порту (причал для эсминцев). К этому времени рота автоматчиков прорвав блокаду на высоте 130.0 также вышла к порту. На правом фланге 1-я и 3-я роты продолжали защищаться на северо-восточной окраине города.
14 августа к 22 часам сухопутные части отошли с боями к пирсам, несколько групп были отрезаны и защищались отдельно: в домах и на высотах заняли круговую оборону. За ночь японцы предприняли до 15 атак.
14—15 августа морской пехотой было уничтожено 11 дотов, 9 огневых точек и около 100 солдат и офицеров противника. Миноносцы выстрелами орудий вывели из строя японский бронепоезд. Но, даже неся потери, враг усиливал свой натиск.
В помощь десантникам из состава экипажей судов сформировали отряд из 25 человек для корректировки артиллерийского огня кораблей. В этой обстановке командованию пришлось предпринять срочные меры по оказанию помощи десантникам и разгрому врага. Была активизирована авиация.
На 16 августа готовилась высадка второго эшелона десанта — 5 тысяч человек и 7 танков. К утру сопротивление японцев в районе порта было сломлено. В 6 часов утра завязался бой в городе. Днем корабли начали обстрел из артиллерийских орудий по зданию электростанции и завода «Мицубиси».

Общий ход боевых действий в городе Сейсин 13—16 августа 1945 г. (История Второй мировой войны 1939—1945 гг. Т. 11)

Благодаря действиям 355-го отдельного батальона морской пехоты, 13-й бригады морской пехоты с придаными частями и кораблям Тихоокеанского флота уже к исходу дня 16 августа 1945 г. передовые части 1-го Дальневосточного фронта вошли в освобожденный корейский город Сейсин.
В ходе боев за город враг потерял более 3000 своих солдат и офицеров, несколько самолетов, бронепоезд и транспорт, находившийся в порту.
Лишившись военно-морской базы Сейсин, японцы более не имели основного порта для снабжения своей армии в Корее, через который рассчитывали эвакуировать войска обратно в Японию в случае поражения на приморском направлении.
Многие части и соединения СССР, принимавшие участие в Сейсинской операции, получили Гвардейские наименования.
Приказом Народного комиссара ВМФ СССР 22 августа 1945 г. за проявленную отвагу в боях с японскими захватчиками, стойкость и мужество, дисциплину, организованность и героизм личного состава 355-му отдельному батальону морской пехоты Тихоокеанского флота присвоено звание «Гвардейский».
Александр Григорьевич Гарченко после этого боя, 20 августа, посмертно был представлен командиром 355 ОБМП майором М. П. Бараболько к ордену Красного Знамени и приказом командира Тихоокеанского флота от 23 августа 1945 г. № 0453 был удостоен ордена Отечественной войны I степени.

Геройский поступок Гарченко еще долго оставался в памяти моряков, и даже в послевоенное время ценился и ценится сейчас, в наши дни, в Краснознаменном Тихоокеанском флоте.
В сентябре 1959 г. Калинковичский районный военный комиссариат (исх. № 935) сообщил Елене Трофимовне Гарченко, матери Александра, что ее сыну «Гарченко Александру Григорьевичу присвоено звание Героя Советского Союза, за проявленную им отвагу и героизм в боях против японских милитаристов в составе 355 отдельного батальона морской пехоты Тихоокеанского флота в 1945 году, в связи с чем Ваш сын приказом Народного комиссара Военно-Морского флота СССР № 0128 от 3 (8 — С. М.) мая 1950 года навечно зачислен в списки первого взвода минометной роты 355 отдельного гвардейского батальона морской пехоты Тихоокеанского флота.
За неимением полных документов части, в которой Ваш сын совершил подвиг, пожертвовав своей молодой жизнью во имя победы над врагами Советского народа, сообщить о его подвиге не представляется возможности. Розыск данных с описанием совершенного им героического подвига продолжается и о результатах Вам будет сообщено дополнительно.
Районный военный комиссар
подполковник — Вахрамков
Начальник 3 части
майор — Березин»

Но, к сожалению, этого документа оказалось недостаточно, чтобы славное имя нашего земляка Александра Гарченко оказалась в одном ряду с другими Героями Советского Союза, уроженцами Калинковичского района.
К счастью, сегодня у нас имеется архивная копия (ЦВМА, ф. 14, оп. 032817, д. 2, л. 361), выписка из того самого приказа Военно-Морского Министра Союза ССР от 8 мая 1950 года № 128: «О зачислении навечно в списки кораблей, частей и соединений военнослужащих, совершивших выдающиеся подвиги и героически погибших в боях за свободу и независимость нашей Родины.
В Великой Отечественной войне Советского Союза против немецко-фашистских захватчиков и японских империалистов доблестные воины Военно-Морского флота, вдохновляемые и руководимые партией Ленина—Сталина и движимые чувством животворного советского патриотизма, проявили невиданный в истории войн массовый героизм, несгибаемую стойкость, мужество и отвагу.
Бессмертные подвиги героев должны служить примером воинской доблести и героизма для всех воинов Военно-Морских Сил Советского Союза
ПРИКАЗЫВАЮ:
Для увековечения памяти героев, павших в боях за свободу и независимость нашей Родины зачислить навечно в списки кораблей, частей и соединений:
38. Гвардии ст. сержанта ГАРЧЕНКО Александра Григорьевича — в списки 355 отдельного гвардейского батальона морской пехоты Военно-Морского Флота.
Военно-морской министр СССР
адмирал — Юмашев
Начальник Морского Генерального Штаба
адмирал — Головко.»

И вот еще одно доказательство. В Центральном военно-морском музее ВМФ СССР (г. Ленинград) на мраморной стене золотыми буквами высечены имена навечно зачисленных в списки воинских частей.

Центральный военно-морской музей ВМФ. В списке имен навечно зачисленных в списки кораблей, воинских частей и соединений содержится надпись: «А. Г. Гарченко»

Давайте проанализируем, кого именно Военно-Морской Министр Союза ССР в 1950 г. приказал зачислить навечно:
Герой Советского Союза Баляев Я. И. — пулеметчик 355 ОБМП. Звание Героя Сов. Союза присвоено 14.09.1945 г. посмертно;
Герой Советского Союза Вилков Н. А. — боцман плавбазы «Север». В составе батальона морской пехоты участвовал в бою. Звание Героя Советского Союза присвоено 14.09.1945 г. посмертно;
Герой Советского Союза Ильичёв П. И. — рулевой сторожевого катера. В составе батальона морской пехоты участвовал в бою. Звание Героя Советского Союза присвоено 01.09.1949 г. (!) посмертно;
Герой Советского Союза Цуканова М. Н. — санинструктор 355 ОБМП Звание Героя Советского Союза присвоено 14.09.1945 г. посмертно.
А кто же тогда старшина роты автоматчиков 355 ОБМП А. Г. Гарченко, раз его имя, написано золотыми буквами среди Героев Тихоокеанского флота на почетном месте в Центральном военно-морском музее СССР? Давайте поймем, что просто так, и даже не просто так, а с орденом Отечественной войны I степени, среди других Героев Советского Союза фамилия Гарченко на этой мраморной стене не смогла бы оказаться случайно. Многие самые отъявленные скептики наверняка зададутся вопросом: а всё-таки, может он и правда был Героем Советского Союза?

Подтверждение Центрального военно-морского музея ВМФ. 14 августа 1950 г.

По имеющейся информации из газеты «За коммунизм» аналогичная мраморная стена с выбитыми на ней золотыми буквами именами навечно зачисленных в списки воинских частей, в том числе и именем Александра Григорьевича Гарченко, была в 1950-е годы (может, есть и сейчас) в стенах Центрального музея Вооруженных Сил СССР (г. Москва): «Калинковичские школьники, будучи в Москве, собрали материалы, в которых рассказывается о боях за освобождение родного города. Они посетили музей В. И. Ленина, Исторический музей, Кремль.
Особенно внимательно изучали они экспонаты Центрального музея Вооруженных Сил СССР. Они видели знамена частей, которые принимали участие в освобождении Калинковичей, фотографии участников боев. Долго стояли красные следопыты возле мраморной стены, на которой золотыми буквами выбиты имена навечно занесенных в списки воинских частей, в том числе и имя нашего земляка уроженца деревни Юровичи А. Г. Гарченко.
Пять дней были в Москве красные следопыты перед отъездом домой».

Статья в газете «За коммунизм»

После выхода приказа Военно-Морского Министра Союза ССР от 8 мая 1950 г. № 128 «О зачислении навечно…» моряки-пехотинцы обустроили уголок памяти Александра Гарченко.

Койка А. Г. Гарченко 355 ОГБМП (старая казарма). Приказ Военно-Морского Министра СССР от 8 мая 1950 г. № 128

Из письма моряков сестре героя: «Дорогая Мария Григорьевна! Подвиг Вашего брата является для всех нас вдохновляющим примером преданности Родине, своему воинскому долгу. Стремление быть имени героя вылилось среди нас в традицию. Каждый из нас, выполняя поставленную задачу, думает: “А как бы поступил на моем месте Александр Григорьевич?” Александр Григорьевич всегда с нами. Его кровать стоит в центре казармы. Над кроватью висит портрет героя и описание его подвига. Ежедневно на вечерней поверке его имя называется первым. Молодому пополнению в первый же день прибытия в подразделение рассказывают о подвигах Вашего брата, о чести служить в подразделении, в котором герой зачислен навечно».
Наверное, речь в письме идет об описании того самого подвига, который так и не нашел Калинковичский РВК в 1959 г.
В 1964 г. вышел еще один, дублирующий Военно-Морского Министра, приказ от Министра обороны СССР от 22 мая 1964 г. № 143 «В целях сохранения памяти военнослужащих…: Гвардии ст. с-та Гарченко А. Г. зачислить навечно в списки 3 танковой роты в/ч 36324. МО СССР Маршал Советского Союза МАЛИНОВСКИЙ», который упомянул наличие у Александра Григорьевича лишь ордена Отечественной войны, что исказило приказ Военно-Морского Министра от 8 мая 1950 г.
Моряки-пехотинцы сообщили матери нашего земляка Елене Тимофеевне и его сестре Марии Григорьевне, что с переездом в новую казарму, первое, что они сделали, — это оборудовали уголок памяти Александра Гарченко.

Уголок А. Г. Гарченко в/ч 36324 (новая казарма). Приказ Министра обороны СССР от 22 мая 1964 г. № 143

Из письма моряков: «Много было споров, как лучше и красивее сделать уголок. Много было предложений, каждый хотел внести свой вклад в это ответственное дело. На фотографии Вы можете увидеть койку Вашего сына. Она находится в распоряжении роты, в списки которой навечно зачислен АЛЕКСАНДР ГАРЧЕНКО. Справа оборудован шкаф, в котором находится форма одежды. Слева тумбочка героя. Под стеклом лежит альбом, посвященный Александру ГАРЧЕНКО. В него мы поместили фотографию Александра, его фотографии, Ваши письма, вырезки из газет. Всё это сделано руками наших матросов и сержантов. У койки АЛЕКСАНДРА ГАРЧЕНКО мы проводим комсомольские собрания, тематические вечера. К нам часто приходят пионеры и школьники, воспитанники детских садов. Мы рассказываем им о славном сыне нашей Родины, учим не забывать, какой ценой досталась Победа.
На вечерней поверке старшина всегда зачитывает первой фамилию ГАРЧЕНКО и тогда слышен ответ: “ГВАРДИИ СТАРШИЙ СЕРЖАНТ ГАРЧЕНКО ПАЛ СМЕРТЬЮ ХРАБРЫХ В БОЯХ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ РОДИНЫ”. Это как наказ нам, несущим трудную и почетную службу».

Обелиск гвардии старшему сержанту Александру Гарченко
У воинов-танкистов морской пехоты стало традицией сдавать итоговые проверки за гвардии старшего сержанта А. Г. Гарченко. Такое право завоевывали лучшие из лучших воины подразделения.
Позднее комсомольцами воинской части был воздвигнут 4-метровый обелиск гвардии старшему сержанту А. Г. Гарченко на территории части, где молодые воины торжественно принимали присягу, клялись верности Родине, своему народу. На монументе надпись:

«АЛЕКСАНДРУ ГАРЧЕНКО
павшему в боях за свободу и независимость нашей Родины»

Но даже после прекращения существования Советского Союза, в 1995 г., на кануне 50-летия Победы, в Калинковичи из воинской части, где служил наш земляк, пришло письмо: «Добрый день уважаемые земляки Героя Отечественной войны Александра Григорьевича Гарченко! Примите поздравления от воинов тихоокеанцев… У нас в подразделении свято чтут память героя… Мы, воины Краснознаменного тихоокеанского флота, уверяем вас, что всегда и во всём будем равняться на героев, чей подвиги навсегда вошли в историю нашей Родины».
Как видим, геройский поступок нашего земляка широко известен и высокочтим. Имеющиеся на сегодня документы и косвенно, и прямо указывают на то, что Александр Гарченко удостоен звания Героя Советского Союза. Родители и родственники знали об этом, так как имели на руках документ из Калинковичского РВК. Многие у нас в городе скептически относились к этому сообщению, ведь заслуженную посмертно награду Александра Григорьевича — «Золотую Звезду» — его матери так и не передали.
Когда в районе собирали сведения и составляли списки героев-земляков, нашей общественности не был известен текст приказа № 128, где указано, кто именно зачисляется навечно «в списки кораблей, частей и соединений военнослужащих, совершивших выдающиеся подвиги и героически погибших в боях за свободу и независимость нашей Родины… Бессмертные подвиги героев должны служить примером… Для увековечения памяти героев».
К сожалению, был более известен вышедший через пятнадцать лет приказ Министра обороны СССР от 22 мая 1964 г. «В целях сохранения памяти военнослужащих…», который в общем продублировал, но с искажениями, приказ Военно-Морского Министра от 8 мая 1950 г., что в дальнейшем и внесло свою неопределенность.
Для составления и подтверждения списка фамилий Героев у нас в районе использовали справочник «Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь: в 2 т.».
Несомненно, это авторитетное издание, но, забегая вперед, хочется сказать, что и в нем могут быть недочеты.
Этот труд разрабатывался Главным управлением кадров и Институтом военной истории Министерства обороны СССР. При составлении словаря были использованы документы и материалы Президиума Военного Совета СССР, Центрального архива Министерства обороны СССР, Центрального государственного архива Советской Армии и Центрального военно-морского архива. Большой вклад в разработку внесли кадровые органы видов Вооруженных Сил и родов войск, другие организации и учреждения. Была использована историко-документальная и художественно-публицистическая литература, изданная в республиках, краях, областях. Изучены материалы периодической печати. Привлечены районные военные комиссариаты и местные партийные и управленческие органы.
Главным источником информации, конечно же, являлся наградной лист. «Однако по ряду причин — из-за давности времени, недостатка сохранившихся документов, неточностей в прежних публикациях — абсолютной полноты и идентичности всех текстов биографий достичь не удалось» («Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь: в 2 т.», с.12). И может быть поэтому фамилии Гарченко в этом источнике нет. Еще один пример несовершенства источника — ошибочная дата присвоения звания Герой Советского Союза П. И. Ильичёву — 1958 г. вместо 1949 г.
Хочется обратить внимание читателей, что сведения в Словаре даны по состоянию на март 1987 г.
Но сегодня стал известен еще один источник, который подтверждает факт присвоения А. Г. Гарченко высокого звания Героя Советского Союза.
В книге «Боевой путь Советского Военно-Морского Флота» (В. И. Ачкасов [и др.]. 4-е изд., испр. и доп. М.: Воениздат, 1988. 607 с.), в списке удостоенных звания Героя Советского Союза, на странице 569, сообщается и о нашем земляке — Герое Советского Союза Гарченко Александре Григорьевиче.

«ВОЕННЫЕ МОРЯКИ — ГЕРОИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА
*** *** ***
ГАРЧЕНКО АЛЕКСАНДР ГРИГОРЬЕВИЧ — старший сержант, старшина роты, ТОФ, 9.5.65 г. (за героизм, проявленный в годы ВОВ)»

Сведения производятся в последовательности: звание, должность, дата присвоения звания ГСС. В этот список включены и моряки (рядовые и офицеры), в годы войны находившиеся в составе сухопутных войск и получившие звание за подвиги на сухопутных фронтах.
Список моряков, Героев Советского Союза, дан по сведениям на 31.12.1986 г.

Источники «Краткий биографический словарь ГСС» и «Боевой путь Советского ВМФ» с разницей всего в два месяца предоставляют списки героев. Оба издания авторитетны и даже, можно сказать, равнозначны. А то, что такая ситуация, когда кого-то упомянули, а кого-то нет, не единична. Как видим, есть расхождения с другими документами по дате присвоения почетного звания ГСС А. Г. Гарченко и в источнике «Боевой путь Советского ВМФ».
Галина Шайкова, сотрудничавшая с нами, автор книги о 355 ОБМП «Огненный батальон», привела очень показательный пример несовершенства Словаря ГСС и других источников: «Не секрет, что при оформлении наградных документов иногда пропускали фамилии бойцов, а потом, через годы, писали новые указы. Так было, например, с Петром Ильичевым, который совершил подвиг вместе со своим товарищем Николаем Вилковым. Матросы-тихоокеанцы закрыли собой амбразуру дзота. Но Вилкову звание Героя присвоили в 1945-м, а Ильичева (уточнение) наградили только в 1949 году, и документа об этом на сайте “Подвиг народа” нет.
— Наградной лист о присвоении звания Герой Советского Союза Александру Гарченко пока найти не удалось. Но как быть с сообщением Калинковичского районного военного комиссариата, которое хранит сестра погибшего? Ведь военный комиссар, написавший матери Гарченко, не мог не иметь оснований для этого, — рассуждает Галина Николаевна» («Российская газета — Неделя — Дальний Восток», № 100(7266), май 2017).
Мне лично довелось быть знакомым и долгое время дружить с родной сестрой Александра Гарченко Марией Григорьевной Гончаренко (Гарченко). Кстати, ее муж был фронтовиком и также, как ее брат, морским пехотинцем.

Мария Григорьевна Гончаренко (сестра А. Г. Гарченко) и Сергей Владимирович Малащенко. Август 2014 г.

Бывало, в беседах с Марией Григорьевной мы обсуждали хранящийся в семье документ военкомата. И с моей, и с ее стороны высказывались разные предположения, почему Звезду Героя, или другой подтверждающей либо опровергающей информации о подвиге, семья так и не получила. Мария Григорьевна склонялась к версии, что в те времена их матери, Елене Тимофеевне, забот хватало, а, живя в деревне, особых возможностей что-то узнавать и искать по инстанциям не было.
Уже два года как нет Марии Григорьевны. Но, думаю, она была бы рада узнать, что по состоянию на 2020 г. кроме сообщения из военкомата стали известны и другие документальные источники, подтверждающие факт присвоения Гарченко Александру Григорьевичу почетного звания Герой Советского Союза.
Быть может и все мы, когда перерастем свое невежество сомнений и нездоровый скептицизм, приложим свои силы и возможности, чтобы вывести из тени забвения и увековечить на пантеоне Героев не только Калинковичского района, но и Республики Беларусь имя нашего земляка-белоруса Героя Советского Союза Александра Григорьевича Гарченко. Нам есть чем и кем гордиться!