Ветеран из Рогачёва

<< Вернуться к предыдущей статье
<< ВЕРНУТЬСЯ В НАРОДНУЮ ЛЕТОПИСЬ
Научный сотрудник
Института истории НАН Беларуси
Николай Николаевич Помазанов
(г. Минск)

Иван Иванович Пилипенко. Вторая половина 1940-х годов
Представляю вашему вниманию рассказ своем дедушке, основанный на сведениях, которые хранятся в семейной памяти, а также почерпнуты мной из ряда публикаций и архивных документов.
Иван Иванович Пилипенко (26.03.1913—13.01.1991) родился в городе Рогачёве бывшей Могилевской губернии Российской империи в семье рабочего.
В 1929 г. окончил Рогачёвскую неполную среднюю школу № 1. Работал сезонным чернорабочим, в 1929—1932 гг. обучался в Гомельском железнодорожном техникуме. По окончании учебы работал помощником машиниста в депо станции «Жлобин». В 1932—1933 гг. служил в Красной Армии в должности орудийного номера в 156-м артиллерийском дивизионе. В 1933—1935 гг. работал учителем географии в Заболотской неполной средней школе Рогачёвского района. В 1935—1937 гг. был студентом Рогачёвского учительского института, получил незаконченное высшее образование. В 1937—1940 гг. Иван Иванович работал директором Мстижской , а затем Березинской средних школ Бегомльского района Минской области, а также преподавал географию.
Мобилизован в Рабоче-крестьянскую Красную Армию (РККА) 28 февраля 1940 г. В процессе прохождения военной службы был зачислен на курсы усовершенствования командного состава войск артиллерии в г. Пуховичи Минской области. После окончания полугодичных курсов в сентябре 1940 г. с присвоением звания «младший лейтенант» назначен на должность командира батареи 135-го отдельного дивизиона противотанковой обороны 161-й стрелковой дивизии (135 од ПТО 161 сд).

Младший лейтенант И. И. Пилипенко. 1940—1941 гг.
В Великой Отечественной войне младший лейтенант И. И. Пилипенко участвовал с июня 1941 г. в должности командира батареи 135 од ПТО 161 сд Западного фронта. До августа 1941 г. 135 од ПТО и 161 сд дислоцировались в районе г. Климовичи Могилевской области и были небоеспособны — находились во 2-м эшелоне. Рядом с 161 сд действовала 7-я воздушно-десантная бригада (7 вдбр) и нуждалась в подкреплении. Был отдан приказ — остатки 161 сд и 135 од ПТО придать 7 вдбр. В середине августа из всего 135 дивизиона была сформирована одна батарея, командиром которой был назначен младший лейтенант И. И. Пилипенко. Батарее под его командованием было приказано находиться в арьергарде и совместно с 5-м сводным батальоном прикрывать отход основных сил бригады. Сдерживая танковую атаку немцев, огнем батареи было уничтожено 7 танков и 1 миномет противника. При этом батарея понесла тяжелые потери. Из 32 человек личного состава были убиты 22 человека и выведены из строя все 4 орудия. Сам младший лейтенант И. И. Пилипенко получил в этом бою легкое ранение правой руки. Большую часть батальона (около 60 %) составили убитые и раненые.
Вскоре немцы подвели свежие силы и фланговыми ударами отрезали остатки батареи и батальона от основных сил бригады, после чего противник сосредоточил на остатках арьергарда сильный артиллерийский и минометный огонь. Связь была нарушена, приказа на отход получено не было. Все попытки выйти из окружения не привели к положительным результатам. К этому времени закончилось горючее для машин, что привело к бездействию механической части. 8 сентября 1941 г. было приказано уничтожить все документы, всю оставшуюся материальную часть и выходить из окружения самостоятельно. Соединиться со своими частями не удалось, так как фронт за 3 дня продвинулся на 60 километров. Рана воспалилась, что без своевременной помощи могло привести к тяжелой болезни. По этой причине младший лейтенант И. И. Пилипенко был вынужден остаться на оккупированной территории. Партийные документы и удостоверение личности были уничтожены (сожжены) со всеми документами 5-го сводного батальона 7 вдбр. С личным оружием он вернулся домой и с ним же впоследствии ушел к партизанам. Из окружения все время выходил лесом, избегая дорог, питался от случая к случаю. В г. Рогачёв пришел в сентябре 1941 г.

Фрагмент списка из Донесения о безвозвратных потерях Западного фронта от 08.12.1943 г. № 023648: под № 108 — младший лейтенант И. И. Пилипенко . ЦАМО РФ

Вот какую оценку тем событиям и солдатам, участвующим в них, дает в своей книге «От Минска до Вены» однополчанин И. И. Пилипенко Назиб Зарипович Кадыров: «…За два с половиной месяца боевых действий бойцы, командиры и политработники 161-й стрелковой дивизии вписали славную страницу в историю побед Красной Армии. Воины соединения проявили высокую стойкость в обороне, не оставляли ни одного рубежа без приказа, без боя, мужественно и отважно сражались в наступлении. Они все увереннее били гитлеровцев, приобретали опыт борьбы с сильным и коварным врагом. 10-го сентября войска Западного, Резервного и Брянского фронтов перешли к обороне. Завершилось Смоленское сражение, продолжавшееся два месяца. Советские войска сорвали расчеты врага на безостановочное продвижение к Москве».
На оккупированной территории И. И. Пилипенко занимался ремеслом по починке жестяных изделий. Подпольно вербовал молодежь в партизанские отряды. Например, в партизаны им были отправлены Владимир Симоненко, Николай Савченко и другие жители г. Рогачёва. Связь с 256-м партизанским отрядом 10-й Журавичской бригады имел с февраля 1943 г. Живя в г. Рогачёве, он выполнил ряд поручений, полученных от партизан. Так, им были установлены три мины в районе города. Первая — на Бобруйском шоссе при выезде из города. На ней подорвался немецкий транспортер. Вторая мина, установленная напротив развалин церкви, была обнаружена немцами. Третья мина была заложена около здания немецкого склада. На ней подорвалась легковая машина. Также И. И. Пилипенко участвовал в поджоге склада с боеприпасами на железнодорожной станции города. Полиция стала подозревать И. И. Пилипенко, на 12 августа 1943 г. планировался его арест, о котором он был предупрежден связными партизанского отряда. Ночью с 11 на 12 августа И. И. Пилипенко оставил г. Рогачёв и ушел в 256-й отряд 10-й Журавичской бригады. Находясь в партизанском отряде, он узнал, что вместо него была схвачена его мать Ольга Ивановна, а через три дня после ареста она была сожжена вместе с другими жителями в одном из сараев по ул. Друтской г. Рогачёва.
В партизанском отряде имени Сталина И. И. Пилипенко воевал до соединения с частями Красной Армии. Отряд в то время возглавлял Ефим Игнатович Штапенко. Комиссаром отряда был Иван Афанасьевич Михунов. Начальником штаба — Иван Гаврилович Морозов. После воссоединения с регулярными частями РККА И. И. Пилипенко был направлен на государственную проверку в 29-й отдельный полк резерва офицерского состава Белорусского фронта, который в это время находился в Уваровичах Гомельской области. Проверку проходил с февраля по май 1944 г., после чего был направлен на два месяца в 8-й отдельный штрафной батальон (8 ОШБ) I Белорусского фронта.
В июле 1944 г. в ходе операции «Багратион» наступающие части Красной Армии имели успех. В последних числах июля под контроль советских частей попала железная дорога Брест—Варшава в районе разъезда 7 км восточнее Бяла-Подляски (Польша). При этом было захвачено три эшелона с различным интендантским имуществом, боеприпасами и продовольствием. Захватив железную дорогу, части РККА получили задачу и по захвату шоссейной дороги, идущей параллельно. Захват транспортных «артерий» позволял лишить противника основного пути снабжения брестской группировки. Город-крепость Брест в те дни находился в немецких руках. Противник, опираясь на хорошо подготовленную оборону города и имея организованные пути подвоза, оказывал ожесточенное сопротивление частям Красной Армии, наступающим с востока. Наступающий в первом эшелоне 8 ОШБ I Белорусского фронта, в котором бойцом переменного состава был И. И. Пилипенко, получил задачу: захватить шоссе Варшава—Брест в районе 7 км восточнее Бяла-Подляски, углубится на север на несколько километров от дороги и закрепиться. Противник, предвидя действия наступающих советских частей, перебросил часть своих сил для удержания дороги, но наступающими нашими частями был оттеснен в западном и восточном направлениях. Бойцы штрафного батальона, перерезав автомобильное шоссе, углубились в лес на полкилометра, получили приказ закрепиться и быстро окопаться. Приказ был основан на данных разведки о скоплении до 700 солдат и танков противника в районе д. Калитув и до 400 кавалеристов в районе леса западнее деревни, которые спешно готовились перейти в мощную контратаку. Предполагалось, что немцы рассчитывали разгромить штрафбатовцев пехотой и танками при наступлении во встречном бою, вытеснить их из леса на открытое поле, где намеревались ввести в бой кавалерию для окончательного уничтожения наступающей части.

План-схема гвардии старшего лейтенанта Лебедева оборонительного боя 8-й ОШБ за удержание шоссе Варшава—Брест 26.07.1944 г. у населенного пункта Калитув. ЦАМО РФ

Предвидя планы противника, 8 ОШБ прекратил наступление и стал окапываться левым флангом батальона на западной опушке леса, правым флангом — в центре леса. При этом батальон слева имел разрыв с другими советскими частями до 2 км, справа — до 3 км. Разрывы непрерывного наступления могли перекрываться артиллерийским огнем соседних частей. От каждой роты были выделены по два отделения бойцов для преследования отдельных групп противника, продолжающих находиться в соприкосновении с подразделениями штрафбата. Преследованием можно было бы оттеснить эти группы от основных сил и тем самым скрыть основной подготовленный рубеж обороны. Действуя в авангарде основных сил, предполагалось войти в соприкосновение с контратакующими силами противника и предотвратить его внезапность. Днем 26 июля бойцы и офицеры штрафбата услышали приближение немецких танков, за ними на некотором удалении шла пехота численностью несколько сотен солдат повзводно. Огня не открывали, так как не знали, где в лесу находились советские солдаты, и ждали, когда они себя обнаружат. Танки противника двигались по открытой местности. В это же время на правом фланге была замечена наступающая группа немецких солдат численностью в несколько сотен человек без бронетанковой техники, которая оттеснила наши отделения, преследовавшие противника. К этому моменту рубеж штрафного батальона представлял закругленную по флангам линию, общей протяженностью более 2,5 км. Подпустив танки на несколько сотен метров, было приказано открыть огонь изо всех видов оружия. Бойцы штрафбата из противотанковых ружей и артиллерийских орудий открыли стрельбу по танкам, из стрелкового оружия — по пехоте противника. Немецкие танки замедлили свой ход, открыв ответный огонь. Один танк был подбит, две другие бронемашины прибавили ход и направились к шоссе. Вражеская пехота под огнем батальона залегла. Остальная немецкая бронетехника, отойдя на расстояние 400—500 м от нашей пехоты, повела интенсивный огонь. Начался огневой бой. Пехота противника под прикрытием танков пыталась перейти в наступление. Хотя часть противотанковых орудий батальона и была выведена из строя, тем не менее танки противника подойти вплотную к окраине леса для ведения прицельной стрельбы не решились, опасаясь скрытых средств борьбы и огня противотанковых ружей. Пехота противника на протяжении 2,5 ч около 7 раз пыталась перейти в атаку, но каждый раз, встреченная интенсивным огнем бойцов штрафбата и, неся ощутимые потери, откатывалась обратно. К 18.00 противник, действующий на правом фланге, вплотную подошел к линии обороны батальона. Местами завязывался гранатный бой. Но прорваться через оборону противник не смог. Огонь советской артиллерии и артиллерии противника пристрелян не был и велся с обеих сторон на глубину до 1,0—1,5 км. Вся тяжесть артиллерийской дуэли легла на плечи пехоты. К 21.00 под артиллерийским прикрытием противник начал отход на всем участке наступления. Танки, которым удалось прорваться к шоссе, не решаясь быть подбитыми, повернули вспять и ушли до окончания боя. Ввести в бой кавалерию противник не решился. Так была сорвана мощная контратака противника для восстановления путей снабжения брестской группировки. В этом бою у д. Калитув недалеко от Бяло-Подляски боец И. И. Пилипенко был тяжело ранен. На лечении находился в госпитале 5404 с августа 1944 г. по февраль 1945 г.

Младший лейтенант И. И. Пилипенко (в центре) среди военнослужащих, проходивших лечение в госпитале в конце 1944 — начале 1945 г.

По решению медицинской комиссии он был признан ограниченно годным и направлен в резерв офицерского состава I Белорусского фронта. Восстановлен в офицерском звании «младший лейтенант» (приказ от 21.09.1944 г. № 01252). В резерве офицерского состава находился с февраля по 7 мая 1945 г. Был уволен в запас по приказу от 7 мая 1945 г. № 0399.
В мирное послевоенное время младший лейтенант запаса И. И. Пилипенко работал учителем географии в Средней школе № 2 г. Рогачёва до выхода на пенсию в 1972 г. Отличник народного просвещения (1958).

а б
Учитель И. И. Пилипенко проводит уроки географии в среднем (а) и старшем (б) классах Средней школы № 2 г. Рогачёва. 1960-е годы

Дед Иван был самым авторитетным человеком в нашей семье. И не только в семье. Его знали и уважали жители города, среди которых было много учеников — тех, кому он преподавал географию сразу после войны и тех, кто учился там позже. Осознанно деда я помню уже достаточно пожилым и страдавшим от болезней человеком. Я почти каждый день после школы заходил к нему, делал уроки. Частенько он проверял выполнение домашнего задания по устным предметам. Любил поэкзаменовать меня по географии. Что такое азимут — это с его помощью я помню до сих пор.
По рассказам бабушки и матери дед был мастером на все руки. Раньше в старом доме недалеко от Днепра у него была своя домашняя мастерская с токарным станком. Мастеровые таланты деда подтверждали хранящиеся уже в квартире многочисленные столярные и слесарные инструменты. Есть и другие немые свидетели его талантов, а точнее их плоды — сделанная его руками мебель: буфет и стол. И хоть дизайн у них достаточно простой, изготовлены они были из мореного дуба. Я и сейчас воспринимаю их как семейную антикварную мебель. Занимался дед и другими хозяйскими делами. Он был хорошим рыбаком, имел лодку. Сам плел сети. В те времена разрешалось использовать эту снасть для рыбной ловли, что не считалось браконьерством. Раньше держали они с бабушкой и домашнее хозяйство — пчел, корову, кроликов; имели сад и огород. И хотя дед жил в городе, его хозяйственные занятия мало чем отличались от занятий сельчан. Всю свою жизнь, когда позволяло здоровье, он много трудился.
О войне дед мало распространялся, но кое-что рассказывал. Точнее сказать, отвечал на вопросы, когда их задавали. И в советской школе, и в постсоветское время — во время суверенной Беларуси, изучению темы Великой Отечественной войны уделялось и уделяется достаточно много времени. Я вспоминаю, как в средних классах брат писал сочинение про войну или готовил сообщение для урока истории, расспросил деда и записал его рассказ. Тогда факты военной биографии родного ветерана мне представлялись обычными. В то трудное время воевало большинство народа. Осознание его подвигов пришло позже. И сейчас для меня дед Иван — трижды герой: когда, командуя в начале войны артиллерийской батареей, сдерживая танковые атаки немцев, тем самым давая возможность отойти основным силам стрелковой дивизии, со своими боевыми товарищами он внес вклад в срыв планов врага на его стремительное наступление и победу; когда, живя в городе во время оккупации, он выполнял диверсионные поручения партизан и при угрозе ареста ушел в партизанский отряд; когда был бойцом штрафбата, воевал на передовой, участвуя в операции «Багратион», освобождая Беларусь, и был тяжело ранен.
Батарее он командовал — «Огонь!»,
И со смертью играл в молчанку .
В моей памяти остались воспоминания, как в конце 1980-х годов у деда вдруг воспалилась старая рана. Приходила медицинская сестра ее обрабатывать. Медработник смог извлечь из раны фрагменты уже мягкого металла — остатки осколка снаряда, ранившего деда в конце июля 1944-го. Так, старая рана не давала забыть ветерану те далекие военные события его жизни. Как мне потом стало известно, недалеко от дома деда в старом городе жил легендарный командир 8 ОШБ — комбат Аркадий Александрович Осипов. А в 2000-х годах г. Рогачёв посетил генерал-майор Вооруженных Сил СССР в отставке Александр Васильевич Пыльцын — однополчанин деда и комбата Осипова, автор книг о 8 ОШБ. Я горжусь своим дедом Иваном — ветераном Великой Отечественной войны, и сожалею лишь о том, что в то время, когда он был жив и были живы его однополчане, я не достиг еще меры мудрости, чтобы говорить с ними о той великой войне.
НАГРАДЫ
Ордена:
• Красной Звезды — за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленную при этом доблесть и мужество (приказ командующего артиллерией I Белорусского фронта от 09.06.1945 г. № 254);
• Отечественной войны II степени — за отвагу и храбрость, проявленные в боях с немецкими захватчиками в Великой Отечественной войне (Указ Президиума Верховного Совета СССР «О награждении орденами и медалями СССР офицерского, сержантского и рядового состава Вооруженных Сил СССР» от 06.08.1946 г. № 204/76);
• Отечественной войны I степени — за храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, и в ознаменование 40-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. (Указ Президиума Верховного Совета СССР «О награждении орденом Отечественной войны активных участников Великой Отечественной войны 1941—1945 годов» от 11.03.1985 г. № 2019-XI).
Медали:
• «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»;
• «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»;
• «50 лет Вооруженных сил СССР»;
• «60 лет Вооруженных сил СССР»;
• «Сорок лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».
Памятный знак «25 лет Победы в Великой Отечественной войне».